Стоит того, чтобы петь

Стоит того, чтобы петь
Анна Бёрд пела, вынимая из духовки приготовленную еду. Она подняла крышку, и насыщенный аромат готовой говядины, запеченной с морковью и картошкой, наполнил помещение, смешавшись с ее мелодией. Она продолжала петь, накрывая на стол. Услышав какой-то звук, она прекратила петь и, обернувшись, увидела своего мужа, Чада, который стоял у стены и с улыбкой смотрел на нее.

Вместо приветствия он сказал ей: «Твои родители предупредили меня».

«Предупредили тебя о чем?»

«О тебе. Они сказали, что, даже будучи ребенком, ты никогда не молчала. Они предупредили меня, что ты всегда пела. Даже сейчас я постоянно удивляюсь тому, как много ты поешь. Ты понимаешь это?»

Анна признала: «Не всегда. Я просто пою. Я так поступаю. Но хватит обо мне. Как прошел твой день? Расскажи мне о нем, пока мы будем ужинать. Все готово».

После ужина Чад помог Анне навести порядок на кухне, и затем устроился на диване со своей гитарой. После утомительного рабочего дня он наслаждался своей музыкой. Чад играл, Анна пела. Сделав перерыв, он посмотрел на свою жену и задал вопрос, который давно крутился у него в голове.

«Ты что-нибудь написала в последнее время?»

Песни, которые всегда поднимались из Анны, как воздушные шарики, лопались так же легко, как и возникали. Она смотрел на Чада такими же широко открытыми глазами, как и тогда, когда была маленькой. Во многом она по-прежнему чувствовала себя маленьким русскоязычным эмигрантом. Она старалась быть незаметной, носить серую и немодную одежду, чтобы не выделяться из толпы. На ломаном английском она бы сказала любому: «Я пою для Бога». Это была правда. Так оно и было.

Она пела для Бога с того мгновения, как просыпалась утром, и до того момента, как ложилась спать вечером.

Анна ответила: «Ты сам ответил на свой вопрос. Я пою все время».

«Да, конечно. Но записала ли ты что-нибудь?»

«Я была слишком занята, чтобы писать», – ответила Анна, загружая в машинку порцию белья для стирки.

Анна понимала, что ее певческая карьера стояла на месте. Как дети-звезды, чьи карьеры закончились, когда они повзрослели, у Анны Бёрд не было никакого представления о том, что делать дальше в своей жизни.

Кризис самосознания

Анна вспоминает: «Хотя я выросла в церкви, у меня был кризис самосознания. Я родилась в Украине в городе Одесса, и русский был моим первым языком. Я была одной из пяти детей в христианской семье. Мой папа всегда хотел быть миссионером, поэтому он путешествовал и пел до тех пор, пока Господь не сказал ему переехать в Соединенные Штаты. Нам помогла одна семья из Миссури, поэтому мои родители продали большинство своих пожитков, и мы переехали, когда мне было два года. Папа работал в китайском ресторане за минимальную оплату.

В 1992-ом году папа начал слушать Кеннета Хейгина и делать небольшие переводы для Кеннета Коупленда. Брат Коупленд хотел, чтобы он делал больше, поэтому в тот год мы переехали в Форт Ворт. Папа учил нас слову веры, и мы молились вместе, всей семьей, каждое утро. На протяжении недели он давал нам контрольные, и мы получали пять центов за каждый правильный ответ. Дома папа разрешал нам говорить только на русском языке, потому что он хотел, чтобы мы понимали оба языка».

Раскрывая подарок

«Мне было пять лет, когда я начала посещать детскую церковь в Международной Церкви Игл Маунтин. У меня был сильный русский акцент, большой бант и старая одежда. В том возрасте я не понимала, что мы были бедными. Я просто знала, что мы были не такими, как все. Мои родители постарались, чтобы мы чувствовали себя так, будто мы ни в чем не нуждались, поэтому я ни о чем не переживала».

Изначально музыка и пение были большой частью всей семьи Анны, как она вспоминает.

«Я всегда знала, что у меня есть призвание к музыке, но я чувствовала себя неадекватной, боязливой и не на своем месте, – говорит она. – Но именно в детской церкви моя жизнь изменилась. Каким-то образом мои наставники, Дана и Линда Джонсон, разглядели во мне дар и открыли его, отбросив в сторону мои прошлые страхи и переживания».

Детская церковь для Анны стала чудесной страной. В среду вечером она и ее ровесники посещали все занятия. Переходя от одного уровня к другому, Анна узнала принципы, на основании которых она будет жить всю жизнь. Она узнала о Боге и о том, как поклоняться Ему и входить в Его присутствие. И она узнала о сердце Иисуса. Анна и другие дети получили возможность практиковать то, чему они научились.

В возрасте десяти лет Анна вела поклонение в детской церкви. Хотя ей было очень страшно выходить на сцену, но ей очень нравилась возможность, которая была ей предоставлена. Маленькая девочка замечательным голосом прославляла Бога и возносила Ему хвалу. И неважно, если она не попадала в ноту. Для Даны и Линды Джонсон было важно то, что они входили в Божье присутствие. Важно было то, что они полагались на Дух Святой, а не на руку плоти.

Когда Анне было одиннадцать лет, пастор Дана попросил ее и ее сестру вместе с двумя другими сестрами записать альбом. На протяжении следующих четырех лет «Девочки», как их стали называть, записали четыре альбома.

«Мы пели на конференциях и собраниях в США, – вспоминает Анна. – Мы вели поклонение и учили детей. У меня все еще был сильный русский акцент, но я каким-то образом не замечала его. Я также сражалась с тем, что стыдилась своего веса, и с низкой самооценкой. Я была не уверена в себе и задавалась вопросом: есть ли у меня что-то больше, чем голос. Было ли это все, что у меня есть? Кем я была?

Я умоляла своих родителей позволить мне брать уроки вокала, но уроки стоили сто долларов в час, и у них не было столько денег. Поэтому я помолилась и попросила Господа сделать все, что Он мог, и научить меня.»

Соединяясь с прошлым

На синем небе сияло яркое солнце, когда самолет делал заход на посадку над Черным морем. Анне было 12 лет, и она смотрела в иллюминатор на Ялту, где они скоро должны были приземлиться. Сделав глубокий вдох, она приготовилась к посадке в Украине, и это был ее первый визит на свою родину с тех пор, как семья эмигрировала в Соединенные Штаты.

Ялта – это курортный городок на южном побережье Крымского полуострова, он расположен на берегу Черного моря, примерно в восьмистах километрах от места ее рождения, города Одессы. Еще не отойдя от перелета, Анна вышла из аэропорта и почувствовала сильную связь со своей родиной. Куда бы она ни повернулась, люди говорили по-русски, и это было как бальзам для ее души.

Дана и Линда Джонсон избрали Анну быть одной из тех, кто путешествовал с пасторами Джорджем и Терри Пирсонс из Международной Церкви Игл Маунтин, в то время как их попросили послужить на конференции для служителей в Ялте. Дана и Линда Джонсон говорили о детском служении, а Анна и другие дети показывали, как это происходит. Анна вспоминает: «Я стояла в том здании, битком набитом людьми, и просто позволяла моему голосу парить, прославляя Бога на русском. Больше всего на меня произвело впечатление то, как страстно христиане поклонялись Богу. Для меня было вдохновляющим соединить свой голос с их голосами. Хотя в Украине у меня не осталось родных, мое сердце соединилось с их сердцами. Я летела домой с чувством еще большей благодарности за свою родину, и также с новой радостью от того, что я пела на русском».

Анна вернулась домой духовно наполненной, благодаря этому путешествию в Украину, и также с сильной новой любовью к своей родине и ее людям. Она с нетерпением ждала возможности поговорить об этом со своей семьей. Хотя ее родители были рады услышать о том, как прошла поездка, Анна почувствовала какое-то напряжение, которого раньше не было. Ее родители выглядели обремененными, и изменилось выражение их некогда счастливых лиц. Из своей комнаты она услышала, как они спорят, и боялась самого худшего.

Хвала как оружие духовной войны

Не зная, что делать, Анна просто легла в кровать и начала петь хвалу Царю царей. Каждый раз, когда она это делала, ее сердце наполнялось миром. Затем это присутствие Божье наполняло ее комнату и меняло все окружение.

Анна говорит: «С детства мои родители были для меня островком стабильности. Я была недостаточно взрослой, чтобы понимать тот стресс и культурный шок, с которыми им пришлось иметь дело после переезда в Америку. В результате я все больше и больше обращалась к Божьему присутствию, чтобы ходить в мире. Это присутствие значило для меня больше, чем что-либо другое.

Пастора Дана и Линда Джонсон научили меня тому, что поклонение было образом жизни, способом общения с Богом и также оружием. Оглядываясь назад, я понимаю, что, когда я поклонялась в своей комнате, это не только помогало мне обрести мир, это помогало изменить атмосферу. Это было духовным оружием против врага.

Конечно, мои родители использовали свою любовь и веру для того, чтобы решить все вопросы. В процессе этого я узнала, как хвала Богу может изменить атмосферу в доме. Я использовала то, чему научилась, сталкиваясь с разными трудными ситуациями».

Успех пришел к Анне рано: она вела поклонение в возрасте десяти лет, записала свой первый альбом в возрасте одиннадцати лет, путешествовала по всей стране, где пела на конференциях и служениях, летала в Украину вместе с командой Служения в возрасте двенадцати лет. К двадцати годам Анна записала несколько проектов, связанных с хвалой и поклонением, а также свой сольный музыкальный альбом.

Затем, как и у многих детей-актеров, которые выросли, возможности, казалось, высохли и были унесены буйным техасским ветром. Она застряла. Она остановилась. И не была уверена в том, что делать дальше.

Вера для движения вперед

В 2008 году Анна вышла замуж за Чада Бёрда, и через пару лет он начал задавать ей вопрос, на который она не знала ответа. «Ты что-нибудь записала?»

Как она могла сказать ему, что у нее не было музыки для записи?

Слова застряли в ее горле.

Однажды после ужина Чад настроил свою гитару и сказал: «Хорошо, давай что-то сделаем. Пришло время, чтобы ты писала».

С помощью Чада и его настойчивости в тот вечер они записали песню.

Затем они записали еще одну. И еще одну.

Анна признает: «Я не знала, как я себе представляла, каким образом придут песни и музыка. Я думаю, что я представляла это себе так: что у меня будет какое-то святое переживание с Богом и из ниоткуда появиться песня. Например, я утром встаю и записываю то, что услышала во сне.

Это изменилось, когда Чад начал задавать вопрос, почему я не записываю. Мне понадобилось какое-то время, чтобы осознать, что мое нежелание записывать происходило из того старого корня неуверенности. Чад помог мне преодолеть это. Когда мы вместе записали песню, я поняла, насколько истинно выражение, что вера без дел мертва. И хотя было хорошо молиться и верить Богу о песнях, мне также пришлось воевать со своей неуверенностью и действительно начать делать работу».

Новый ветер

«К тому времени Дана Джонсон уже был пастором в церкви «Гейтвей» в городе Сауслейк, штат Техас. Он пригласил меня начать служить в этой церкви и вести детское прославление. Мне было очень приятно участвовать в записи первого детского альбома. В следующем году я получила награду за эту запись.

Через пару лет пастор Дана пригласил меня стать лидером поклонения. Я пела с командой поклонения этой церкви на стадионе местной футбольной команды вместе с другими известными исполнителями. Также меня пригласили участвовать в конференции под названием «Женщины веры», которая включала в себя тур, в котором принимали участие и другие известные в христианском мире исполнители. Я была благословлена возможностью работать с такими удивительно талантливыми людьми.

Майкл Хоуэл сделал мою первую запись, которую услышали известный продюсер Эд Кеш и его брат! Я работала над своей второй записью уже с участием Эда Кеша, его брата и других известных продюсеров. Одна из моих песен под названием «Веди нас» была записана на компакт-диск и продавалась в церкви в 2014 году. Я также принимала участие в записи альбома лидера прославления этой церкви, и меня снова попросили принять участие в музыкальном туре «Женщины веры». Работая с Эдом и Скотом Кеш, я познакомилась со многими удивительными людьми, и плод нашей совместной работы получил признание, и сейчас я работаю над своим полноценным первым проектом альбома, который должен быть выпущен в 2017 году.

Я оглядываюсь назад и удивлена тем, как рука Божья присутствует на моей жизни. Он переселил меня из Украины и поместил меня в Форт Ворте, именно там, где я могла узнать о вере и быть наученной в одном из немногих мест на земле, где детей учат с самого раннего возраста, как действовать в своих дарах. Этим местом была детская церковь Международной Церкви Игл Маунтин. Именно Миссия Кеннета Коупленда соединила мое прошлое с моим будущим».

Долгие и мучительные поиски самой себя для Анны Бёрд закончились. Есть только одно, что важно: она дочь Божья, и это стоит того, чтобы об этом петь.