Достижения и чудеса

Достижения и чудеса

Солнце отражалось от стеклянных частей светильников, расположенных у входа в гостиницу, наполненную людьми, когда Дебора Браян и ее невестка повезли тележки с багажом по направлению к лифтам. Они разговаривали о предстоящей конференции, и Дебора остановилась, почувствовав себя плохо. Спустя несколько мгновений она открыла глаза и увидела, что лежит на полу, окруженная людьми, на чьих лицах читалась озабоченность.

«Я в порядке», – сказала она, пытаясь подняться.

«Что произошло?»

«Я не знаю. Я почувствовала, что теряю сознание. Это последнее, что я помню».

Немного позже Дебора отдыхала в своем номере, а ее семья суетилась вокруг нее, стараясь сделать ее пребывание более удобным.

«Думаю, что я просто устала, – сказала она. – Я просто недостаточно отдыхала».

Это было правдой. Дебора работала медсестрой и владела своей собственной медицинской компанией, которая заботилась о пациентах хосписов и людях, страдающих от болезни Альцгеймера. Занятая своей карьерой, детьми и внуками, она очень мало заботилась о себе. Ей было всего 56, и она никогда не болела. Она терялась в догадках по поводу того, что бы это могло быть – высокое кровяное давление или повысившийся уровень сахара в крови.

Ей было очень трудно смотреть на своих детей, которые выглядели все более и более озабоченными. Они и так уже очень много потеряли. В 1999 году их отец, Рон, пожаловался на боли в горле. Когда обычные средства не помогли, он обратился к врачу и ему диагностировали рак горла. Хотя он никогда не курил, он заболел раком из-за того, что дышал сигаретным дымом своего сослуживца. Спустя шесть месяцев после установления диагноза он умер на руках у Деборы.

Дебора осмотрела свой номер в гостинице и вздохнула. Столько воспоминаний. Ей нужно было подняться с кровати и успокоить всех.

Пройдясь по номеру, она сказала: «Послушайте, со мной все хорошо, давайте двигаться дальше». Через несколько дней она вернулась домой, ни о чем не беспокоясь.

 

Жизнь, как обычно

Дебора вспоминает: «У меня больше не было никаких симптомов, и я чувствовала себя замечательно. Я приступила к работе со своей обычной энергией. После того как я потеряла сознание, я размышляла над тем, насколько больше мы знаем о Слове Божьем сегодня, чем в тот день, когда заболел Рон. Перед тем как он умер, мы начали свой бизнес. Нашими наставниками были партнеры Миссии Кеннета Коупленда. Они начали учить нас законам преуспевания и власти верующего, но мы знали недостаточно, чтобы стоять за исцеление Рона.

После смерти Рона мы с детьми начали углубляться в Слово Божье, чтобы узнать больше. Мои дети были взрослыми, и каждый из них подписался на получение журнала «Победоносный голос верующего». Мы также посещали конференции, проводимые Миссией. На протяжении девяти лет мы брали на них с собой других людей. Примерно через месяц после того, как я потеряла сознание в гостинице, в конце мая 2009 года я взяла своего четырехлетнего внука Джордана на детский вечер, который проводили в местном ресторане. Это был замечательный вечер. Мы сидели на улице, как на берегу моря, и звучала приятная музыка.

Мы с Джорданом отлично проводили время. Когда мы ушли, я так привыкла проводить пациентов вниз по пандусу, вместо того чтобы идти по ступенькам, что сама пошла по нему, даже не задумываясь. Где-то на полпути я потеряла сознание».

Дебора упала лицом на цемент. Открыв глаза, она поняла, что ее лицо было в крови, а Джордан сидел рядом и разговаривал с ней.

«Тебе повезло, бабушка. Нужно дать тебе салфетку».

«Не уходи, – настояла Дебора, помня о том, что они были близко к дороге. – Оставайся рядом со мной». На улице начало темнеть, и настала ночь, а рядом никого не было.

«Я вижу твой телефон!» – сказал Джордан, пытаясь достать его.

«Послушай, бабушка, я вижу фотографию Джонатана! Я позвоню ему!»

Джонатан, младший сын Деборы, сразу же поехал к ним. Увидев свою мать, он испугался и настоял на том, чтобы ее отвезли в реанимацию. Он взял Джордана, в то время как Джоди, дочь Деборы, повезла ее в больницу.

 

Джоди занимает позицию

Дебора ожидала результатов исследований, уверенная в том, что это была какая-то небольшая проблема. Немного позже врач и медсестра зашли в палату.

Врач сказал: «Мы только что получили результаты вашего МРТ. У вас опухоль мозга».

Джоди сказала: «Извините, а не могли бы вы все выйти?»

После того как все вышли из палаты, Джоди повернулась к своей матери. В ее голубых глазах полыхнуло что-то похожее на молнию во время летних бурь.

«Я не собираюсь терять еще и тебя!»

«Я знаю, дорогая», – сказала Дебора.

«Сатана, убирайся отсюда! – приказала Джоди. – Во имя Иисуса я провозглашаю победу и чудо. Благодарю Тебя, Боже, за исцеление моей матери и за силу пройти через все это. И напоминаю тебе, сатана, что ты не заберешь ее у нас!»

Деборе поставили диагноз – менингиома – это опухоль, которая вырастает из оболочки, окружающей головной мозг и спинной мозг. Хотя она не была злокачественной, она могла стать смертоносной, уничтожив мозг по мере своего роста. На 6 июня ей была назначена операция по удалению опухоли.

Обычно опухоли-менингиомы почти всегда отрастают снова. Поэтому после операции рекомендуют пройти курс облучения. У Деборы волосы на голове встали дыбом, когда она слушала о возможных побочных эффектах облучения. Она каждый день работала с людьми, страдающими от болезни Альцгеймера. Ей не нравилась перспектива стать слабоумной или того хуже из-за этого облучения.

От друга к другу

Ей нужно было поговорить с кем-то, кому она доверяла, поэтому она позвонила доктору Бену Карсону. Это был невролог, который стал известен на весь мир, как врач, разработавший принцип хирургического вмешательства для разделения сиамских близнецов, сросшихся головами. Дебора на протяжении многих лет посещала ту же церковь, что и семья Карсонов. Она была лидером их детской домашней группы и часто ужинала с ними, пока их семья не переехала в другой штат.

Из динамиков лилась христианская музыка, и в это время зазвонил телефон Деборы. Это был звонок от доктора Карсона. Выключив музыку, она объяснила свою ситуацию.

Доктор Карсон сказал: «Дебора, этот тип опухоли действительно начинает расти опять, если не было проведено облучение. У тебя трудная ситуация. Помни, что вера без дел мертва. В этой ситуации часть дел – это то, чему ты научилась и что может помочь тебе в этих ситуациях. Позволь мне сказать тебе кое-что. Если ты решишь принимать облучение, я порекомендую, сколько его нужно проводить».

«Я согласна», – сказала она.

Последующие недели перед операцией Дебора переживала различные симптомы, включая потерю сознания. Джуди хотела отвезти ее в реанимацию, но Дебора не поддержала это предложение. «Нет, давай подождем».

Но когда у Деборы начались припадки, Джоди затолкала ее в машину и повезла в больницу. После тщательного исследования врач сказал: «Необходима срочная операция, иначе мы потеряем ее».

Будучи вечным оптимистом, Дебора отправилась в операционную, ожидая самого лучшего.

 

Исправления в отношении

«Операция прошла удачно, – сказал нейрохирург, когда она отошла от анестезии. – Мы удалили максимальный объем опухоли, чтобы не оставить тебя парализованной. Облучение поможет остановить рост оставшейся части».

Дебора была шокирована, узнав, что ее ноги не слушаются ее. «Я буду ходить снова?»

«Мы не знаем. Только время покажет».

Дебора вспоминает: «Серьезность моей ситуации дошла до меня, когда меня перевели на реабилитацию. В молодости я занималась гимнастикой, и верхняя часть моего тела все еще была очень сильной. Но я не могла попасть на обед без инвалидной коляски. Столовая была в другом конце здания. Я была настолько слаба, что иногда даже не пыталась попасть туда.

Во время приема пищи меня сажали с людьми, пережившими инсульт, поскольку я не могла глотать твердую пищу. Способность глотать или жевать твердую пищу, была еще одной способностью, которую я утратила во время операции. Также как и пациенты после инсульта, я была подвержена риску подавиться во время приема пищи.

Это переживание наводило такую депрессию, что вечером я лежала в кровати и просто смотрела в окно. Я никогда не хотела быть зависимой от своих детей. А теперь я не знала, поднимусь ли я когда-нибудь на ноги. Или буду ли я вообще ходить снова. Джоди была беременна еще одним моим внуком, и я не могла быть рядом с ней во время родов.

Отчаяние грозило охватить меня. Я поняла, что мне нужно прекратить бояться будущего и начать благодарить за все, что Бог уже сделал для меня. Я приняла твердое решение не быть угрюмой. Вместо того чтобы проводить бессонные ночи, думая о том, что могло бы произойти со мной, я вспоминала о двадцати пяти замечательных годах в браке с Роном. Я вспоминала все мои годы занятий гимнастикой. Я думала о том, как сильно мне нравится плавать. Я вспоминала те годы, которые я провела в качестве молодежного лидера.

Я вспоминала о том, как еще подростком посетила восемь стран в Европе. Я  благодарила Бога за все эти замечательные события. Я благодарила Его за то, что за 56 лет я ни разу не болела. Я благодарила Его за то, что я пережила операцию. Я знаю, что то, что я радовалась победам, которые были в моей жизни, в те долгие ночи, было важной частью моего восстановления».

 

Второй раунд

По ночам Дебора работала над тем, чтобы больше благодарить. А днем она работала над тем, чтобы учиться ходить. В тот день, когда она самостоятельно сделала первые три шага, все, кто был рядом, аплодировали. Она праздновала каждый маленький шаг, рассматривая его в качестве достижения и победы.

После реабилитации Дебора не могла жить одна. Ее дети поселили ее вместе с Джоди и Дейвом. Мать Дейва приехала летом, чтобы помочь ей. Осенью, когда та уехала домой, приехал, чтобы помочь, сын Деборы, Джарет. Это было долгое медленное восстановление.

Весной 2010 года, почти через год после того, как Дебора потеряла сознание в первый раз, она приехала, чтобы пройти последнюю медкомиссию. Она была готова вернуться к своей прежней жизни.

Врач сказал: «Я чувствую уплотнение в вашей груди».

Дебора ответила: «У моей тети была киста. Я уверена, что здесь то же самое».

Она оказалась неправа.

«Это рак груди, – сказал врач после проведения биопсии. – Третья стадия. Быстрорастущий».

Дети Деборы еще раз собрались вместе и провозгласили свою цель: «Мы не собираемся допускать, чтобы наша мать умерла от рака!»

Дебора говорит: «Я была потрясена. Пятьдесят шесть лет я провела, будучи совершенно здоровой. А теперь за один год у меня была опухоль мозга и рак груди. Я пересмотрела свою жизнь и проверила мой уровень послушания. Ставила ли я Бога на первое место во всем? Что я говорила, какими были мои слова?»

Я сделала все необходимые исправления и провела новые исследования. Я заказала компакт-диски со Школой Исцеления, которую проводила Глория Коупленд, и пересматривала их раз за разом во время принятия сеансов химиотерапии. Мои дети написали места Писания об исцелении и расклеили их на стенах. Они сделали для меня небольшие карточки, которые я могла хранить в своей сумочке. Изо дня в день моя вера возрастала.

Люди часто спрашивают меня, живу ли я в состоянии ремиссии. Я всегда отвечаю: «Нет, у меня нет ремиссии. Я исцелена». И это мое последнее слово на эту тему».

После последнего сеанса химиотерапии Дебора встретилась с хирургом. Та сказала: «Нам не обязательно закрывать это отверстие. Многие люди живут так на случай, если им опять оно понадобится».

Дебора сказала: «Закройте его».

«Почему?»

«Потому что оно мне больше не нужно. Я исцелена, во имя Иисуса. Через шесть месяцев вы увидите меня и скажете: «Эй, у тебя все замечательно!»

Шесть месяцев спустя Дебора пришла к хирургу. После обследования врач улыбнулась. Она сказала: «Эй, у тебя все замечательно!»

Прошло семь лет с тех пор, как Дебора Браян столкнулась с опухолью мозга и раком груди. С тех пор она наслаждается хорошим здоровьем.

«Мне нравится сидеть у костра на природе, кататься на лыжах и готовить тыквенный пирог, – говорит Дебора. – Я наслаждаюсь временем, которое провожу со своими внуками. Меня бросает в дрожь при мысли о том, что могло бы произойти со мной, если бы я не узнала истину об исцелении. Благодаря Миссии Кеннета Коупленда три поколения моей семьи знают без тени сомнения, что исцеление принадлежит нам».