Доказательство жизни

Доказательство жизни

Дженнифер Рейнальдс упаковала коробку с принадлежностями для кемпинга и отставила ее в сторону. Сегодня вечером она и ее муж Джим должны были отправиться со своими друзьями в последнюю поездку на кемпинг перед тем, как переехать в штат Айдахо. Джим несколько лет работал в строительной компании и подрабатывал в других местах. Во время недавней поездки в штат Айдахо, в городок, который находится неподалеку от знаменитого парка Йеллоустон, ему предложили работу мечты – стать инструктором по рыбной ловле. Дженнифер знала, что ему это понравится и эта работа не будет для него в тягость. Она была так счастлива за него, что готова была танцевать.

Двумя днями ранее Джим купил старый мотоцикл, который он нашел по объявлению в Интернете. Этот мотоцикл был бы отличным средством передвижения на новом месте, куда они собирались переехать. Она вышла на улицу, вдохнула холодный ночной воздух, а Джим в этот момент начал заводить мотоцикл.

«Я собираюсь немного прокатиться на мотоцикле, хочешь поехать?» – спросил Джим, улыбаясь.

Дженнифер ответила: «Мне холодно. Я пойду оденусь потеплее и закончу сборы».

Дженнифер зашла в дом и оделась потеплее, размышляя о новой жизни, которая ожидала их в штате Айдахо. Она несколько минут поговорила со своей бабушкой по телефону, затем посмотрела на часы. Джим уехал в девять вечера. Где же он? Ее охватила тревога.

Дженнифер вышла на улицу и прислушалась, не услышит ли она шум мотоцикла.

Все было тихо.

Она обратила внимание на то, что соседка вышла из своей машины и смотрела на что-то недалеко от ее дома. Она разглядывала то, что находилось в свете фар ее машины. Дженнифер подошла для того, чтобы проверить, что это было. От увиденного ее сердце застучало сильнее.

Это был Джим, и он неподвижно лежал на бетонной площадке для парковки. Его руки были раскинуты так, как будто он был распят. Правой щекой он лежал на земле. Что-то темное струилось из его носа, это была кровь.

Дженнифер встала на колени и мягко положила руку на спину Джима. Он не пошевелился. Он вообще не двигался. Через несколько мгновений подошел полицейский и оттащил ее от мужа.

Дженнифер сказала: «Офицер! Это мой муж. Я понимаю, что он в опасной ситуации, но мы люди веры. Позвольте мне коснуться его спины и помолиться. Как только приедут медики, я отойду».

Офицер кивнул в знак согласия.

Вскоре приехали медики, погрузили Джима в машину и повезли в больницу.

По пути в больницу он умер.

 

Имея дело со смертью

«Сердце вашего мужа остановилось по дороге в больницу, – объяснил Дженнифер врач, который принимал Джима в реанимации. – Его вернули к жизни, и сейчас он на искусственной вентиляции легких. Но он не выживет».

Продолжая свой неутешительный рассказ, врач сказал, что Джим серьезно повредил мозг. У него была субдуральная гематома и сдвиг мозга. Его лицо было разбито, правый глаз выпал из глазницы и держался только на оптическом нерве.

Дженнифер стояла возле кровати своего мужа в отделении реанимации. Он не был похож на себя. Он не был похож на человека, который сможет жить. Но в тот момент, когда приехали медики, Дженнифер помолилась: «Отец, только Ты знаешь, что с ним не так. Я верю, что Ты исцелишь его».

Внутри она услышала тихий голос.

«С ним все будет в порядке».

Как только Дженнифер услышала эти слова, ее наполнил совершенный мир.

Дженнифер рассказывает: «Моя мама и биологический отец встретились, когда они были совсем молодыми. Мой отец переехал на Аляску перед тем, как мама узнала о том, что она была беременна мной. Через несколько лет моя мать вышла замуж за благочестивого человека, который меня удочерил. Он был пастором, и я выросла в хорошей семье. Мои родители были партнерами Миссии Кеннета Коупленда, и мы посещали конференции Миссии, которые они проводили в городе Денвер. Мы слушали учебные серии Кеннета и Глории Коупленд дома все время. Когда я стала старше, папа посоветовал мне записывать то, чему я научилась из них. У меня это хорошо получалось, но я противилась этому. В подростковом возрасте враг убедил меня, что меня не любят. Я верила, что мой биологический отец отверг меня и не любил меня и что папа, который удочерил меня, тоже не любил меня. Я взбунтовалась, отошла от Господа и начала курить марихуану.

 

Имея дело с дьяволом

В декабре 1990 года мы с Джимом случайно встретились. Он вырос не в христианской семье. Его отец был агрессивным алкоголиком и ничего не знал о Боге. Джим познакомил меня с кокаином, а позже мы оба начали принимать ЛСД.

29 января 1993 года мы находились в состоянии галлюцинации после приема наркотиков. Через продолжительное время после того, как перестали действовать наркотики, мы решили посмотреть комедию. Из телевизора появилось что-то зеленое и наполнило собой всю нашу комнату. Это не было галлюцинацией – мы оба переживали одно и то же. Дьявольское присутствие наполнило комнату. Оно становилось все сильнее и сильнее, пока мы не начали слышать голоса, крики и почувствовали отвратительный запах. Мы оба понимали, что стоим на краю ада и можем вот-вот умереть.

Около четырех утра я позвонила маме и рассказала ей о том, что происходит. Она сказала нам встать на колени, покаяться перед Богом, попросить Его простить нас и пригласить Иисуса в наше сердце, чтобы Он спас нас. Когда мы встали на колени и начали молиться, жалюзи на окнах подпрыгнули вверх, и эта зеленая туча вылетела из комнаты. Жалюзи вернулись на свое место, и наш дом наполнился ярким белым светом. Отвратительный запах сменился приятным благоуханием. Мы услышали славную музыку с небес. Мы оба почувствовали себя очищенными и наполненными Божьими благословениями.

Пока Дженнифер сидела и прислушивалась к звуку, издаваемому аппаратом искусственной вентиляции легких, который вдувал воздух в легкие Джима, она осознала, что, когда Джим умер, в ее сердце поднялась вера, на основании того учения, которое она слышала раньше.

Несмотря ни на что, вера в Бога поддерживала Джима живым.

Каким-то образом Джим не умер в эту длинную ночь.

На следующий день врачи объяснили Дженнифер, что, даже если он выживет, его нужно будет кормить с ложечки, как ребенка, до конца его жизни. Он получил серьезное повреждение мозга и мозговое кровотечение в левой верхней области мозга. Хирург сказал, что кости на его лице раздроблены на сто кусочков. Если он проживет достаточно долго, чтобы ему можно было провести реконструкцию лицевых костей, ему нужно будет также сделать трахеотомию. Хирург не мог провести эту операцию, пока Джим был подключен к трубкам.

 

Чистка лица

Через несколько дней была установлена дата операции для Джима. Дженнифер помолилась: «Господь, я прошу Тебя руководить руками врача, как если бы Ты Сам делал эту операцию. Я прошу Тебя, чтобы его лицо было восстановлено и стало совершенным».

Хирург ожидал, что операция займет пять часов. Спустя девять часов он вышел из операционной.

Он объяснил: «Я не планировал делать этого, но что-то сказало мне, что мне следует сделать чистку его лица. Я сделал разрез от одного уха к другому и от нижнего края правого уха по правой стороне по направлению к челюсти. Затем я снял кожу. Когда я это сделал, я увидел, что кусочки кости находятся в опасной близости от мозга, и они могли убить его через неделю или две. Я вставил как минимум тридцать титановых пластин для того, чтобы соединить кости его лица. Это самая невероятная операция из всех, которые я проводил».

И хотя реконструкция лица прошла хорошо, остальные врачи Джима не были столь оптимистичны относительно его шансов на выживание. Металлические скобки тянулись по его голове, как железнодорожные рельсы. Его опухшее лицо было черно-синего цвета.

Дженнифер без остановки включала христианскую музыку и просила медсестер не выключать ее в то время, пока она ездила домой, чтобы привести себя в порядок. Пока играла музыка, все жизненные показатели Джима были стабильными. Как только медсестры отключили музыку, все начало меняться в худшую сторону.

За несколько месяцев до того, как произошел этот случай, Дженнифер прилежно искала Бога. Она перечитывала журнал «Победоносный голос верующего» от корки до корки. Она смотрела христианские программы, включая передачу «Победоносный голос верующего» Миссии Кеннета Коупленда. На передачах той недели, когда был День матери, она смотрела одну из передач, на которой Келли Коупленд сказала то, что не только изменило жизнь Дженнифер, но и подготовило ее к огненному испытанию, с которым она сейчас столкнулась.

Келли сказала: «Послушайте, вам нужно приходить к Господу с верой. Не плакать и не бояться. Приходите с верой, ожидая ответов. Скажите: “Господь, что Ты собираешься с этим делать?” Он даст вам ответ».

 

Оценивая повреждения

Слова Келли все еще звучали в сердце Дженнифер. Она не только не собиралась плакать, она отказалась позволять негативным ноющим людям находиться в палате Джима. Однако однажды все эти предупреждения врачей, наполненные предсказаниями смерти, стали для нее слишком тяжелым грузом. Почувствовав себя одинокой, Дженнифер спряталась в машине и разрыдалась. После этого она позвонила своей матери.

Та сказала ей: «Дженнифер, тебе нужно слушать голос истины. Медицинские факты – это просто факты. А Слово Божье – это истина. Какой ты будешь: как те десять соглядатаев или такой, как Халев и Иисус Навин?»

Дженнифер вышла из машины, готовая взять свою обетованную землю.

С того вечера, как Джима привезли в больницу, Дженнифер отказалась верить, что он умрет. Теперь было понятно, что он будет жить, но врачи считали, что его мозг омертвел. Это достигло своей кульминации, когда невролог провел много времени, пытаясь определить неврологическое состояние Джима.

«Джим, ты можешь сжать мою руку?»

Ничего.

«Эй, дружище, ты можешь пошевелить этим пальцем?»

Никакого ответа.

«Ты можешь пошевелить пальцем на ноге?»

Никакой реакции.

Наконец врач решил записать результаты этого обследования в медицинскую карточку Джима.

«Мне очень жаль, но его там нет», – сказал он Дженнифер.

Раздраженная Дженнифер подошла к кровати.

«Джим, они не верят, что ты в теле. Можешь показать им, что ты там?»

Через мгновение Джим сел на кровати и высунул свой язык.

Потрясенный врач смотрел на него широко открытыми глазами.

«Ну, он на самом деле там».

 

Как ребенок

Дженнифер объясняет: «Когда Джим начал выходить из комы, стало понятно, что он не знал, кто он. Я повесила на стене фотографии, которые он сделал, когда ходил на рыбалку. У меня было очень много мест Писания, которыми я молилась за него. Моим любимым было записанное в Псалме 117:17. Я сказала: “Джим, ты не умрешь, но будешь жить и возвещать дела Господни”.

К нему начала постепенно возвращаться память, и вначале он вел себя как младенец, затем как ребенок. И эта стадия была самой сложной. Он выдергивал трубки, через которые в его тело поступало питание, и пытался пить из них. Когда с его головы удалили металлические скобки, он попытался съесть их.

Однажды Джим попросил принести его планки и зажимы.

Дженнифер спросила: «Джим, сколько тебе лет?»

«Мне одиннадцать лет».

«Джим, ты узнаешь меня?»

Он отрицательно покачал головой.

«Но я знаю, что ты любишь меня», – сказал он.

«Меня зовут Дженнифер, я твоя жена. Ты попал в аварию и ударился головой. Ты сильно повредил свой мозг».

Джим провел в больнице месяц, и к этому времени полиция обнародовала результаты расследования этого инцидента. Оказалось, что вышел из строя мотоцикл. Он начал разгоняться и ехать все быстрее и быстрее, при том, что Джим не увеличивал скорость. Мотоцикл не хотел замедляться и останавливаться. Они обнаружили, что Джим даже выключил двигатель. Вместо того чтобы остановиться, мотоцикл разогнался до скорости в сто шестьдесят километров в час, ударился в ограждение, и Джим вылетел из него и ударился головой о бетонное покрытие.

22 июля Дженнифер и Джим смотрели проповедь Пери Стоун, и в это время в его палату зашла медсестра. Пери посмотрела в камеру и сказала: «Есть женщина, которая много лет хотела иметь ребенка. Вы зачнете этого ребенка».

Медсестра сказала: «Я как будто приняла холодный душ. Это слово было для вас. Вы зачнете в сентябре».

 

Чудо за чудом

Дело в том, что Дженнифер на самом деле хотела иметь ребенка. Она много лет хотела иметь ребенка. Они с Джимом были вместе уже семнадцать лет, но он не соглашался на ребенка. Дженнифер только посмеялась. Сейчас Джим был единственным ребенком, с которым она могла справиться.

Дженнифер вспоминает: «Однажды я поехала домой, чтобы принять душ и привести себя в порядок, и позвонила в Миссию Кеннета Коупленда, чтобы за меня помолились. Я попала на запись молитвы Кеннета Коупленда, и он сказал: «Я помолюсь за вас прямо сейчас. Вы высвобождайте свою веру вместе со мной, и вы получите свой ответ». Когда он молился, я высвободила свою веру в то, что Джим будет полностью восстановлен. Помазание было очень сильным, я чувствовала, как Дух Святой наполнил меня.

К 3 августа Джим был в полном порядке. Он знал, кто он и что с ним произошло. Когда я сказала ему, что на дворе уже август, он был шокирован. “Так я пропустил День Независимости?” – спросил он».

Джима должны были выписать из больницы и отправить в специальное медицинское учреждение, которое специализировалось на травматических повреждениях мозга, для реабилитации. Много дней Джим умолял Дженнифер забрать его домой. Он сказал: «Дженнифер, мне нужно преодолеть много препятствий, но мы с тобой хорошо знаем, что мне нравятся препятствия и я смогу их преодолеть».

6 августа они уехали из больницы домой, а не в другую больницу.

Дженнифер признает: «Когда мы вернулись домой, все вокруг начало рушиться. Это было во время экономического спада 2007 года, никто в то время не покупал недвижимость. Наш дом не продался и никого не интересовал. У нас была куча неоплаченных счетов и никакого дохода. Я не могла работать, поскольку Джим требовал постоянного ухода.

Пока я пыталась со всем разобраться, у меня появилась сильная изжога. Когда я сказала об этом своей матери, она ответила: “Джен, а ты не можешь быть беременной?” Как только она сказала это, я вспомнила слово, которое пришло через Пери Стоун и ту медсестру. Это был именно сентябрь!»

 

Вдвое за неприятности

Двенадцатью годами ранее у Джима было видение, в котором он увидел маленького мальчика.

«Кто ты?» – спросил Джим.

«Папа, это я! Джесси Джеймс! Я твой сын!»

Дженнифер положила руки на свой плоский живот и прошептала: «Привет, Джесси».

Дженнифер говорит: «Я была беременна мальчиком. Я должна была рожать 22 июня 2008 года – ровно через год после того, что произошло с Джимом. В тот же день у меня начались схватки, но Джесси родился через два дня. Я разрывалась между новорожденным малышом и необходимостью заботиться о Джиме. Наконец мать Джима предложила, чтобы мы переехали к ней. Это стало для меня огромной помощью».

Чудом было то, что Джим выжил и деятельность его мозга нормализовалась, но некоторые последствия этой травмы все еще имели место. Например, Джим чувствовал себя спокойно в обществе своей семьи, но он начинал ощущать беспокойство, если в помещении вместе с ним находилось больше, чем два человека. Врачи сказали, что это симптомы синдрома посттравматического стресса.

Джим объясняет: «Для меня самым трудным быто то, что я терял свою идентичность. Все, кем я себя считал, изменилось в одно мгновение. Я не только потерял свою идентичность, мне приходилось заново учиться всему. Медицинские работники и другие говорили обо мне, а не со мной. Дженнифер приходилось все время поправлять меня и учить заново, как все делать. Мне, как мужчине, было трудно с этим справиться.

У меня были побочные эффекты от восемнадцати разных лекарств, которые мне прописали врачи, на протяжении нескольких лет я страдал от постоянной рвоты. Я стал очень слабым и истощенным, но в то же время я также научился доверять Богу. Когда мы присоединились к церкви, пасторами которой были родители Дженнифер, все изменилось. Мой тесть помолился за меня в 2016 году, и впервые за время после аварии я проснулся на следующий день без всякой боли. А уже через три недели после того, как боль прошла, я пробежал дистанцию вместе со своим сыном Джесси. После этого мы начали бегать с ним все больше и больше. Я тренировал его футбольную команду и возвратился на работу в строительную фирму. Мне все еще нравилось ловить рыбу, но моим желанием было стать ловцом человеков.

В 2017 году мы посетили одну из конференций Миссии Кеннета Коупленда в Форт Ворте, где получили новый заряд веры. Я повредил палец, и у Кеннета Коупленда было слово знания о том, что у кого-то исцеляется палец. Это был мой палец! Моему сыну понравилось детское служение Миссии, и это было замечательно для всех нас.

Несколько лет назад Господь побудил Дженнифер найти своего биологического отца. Она нашла его и еще раз осознала, что дьявол лжец. Ее биологический отец любил ее, и у них сложились замечательные отношения. Сегодня Дженнифер наслаждается взаимоотношениями со своим приемным отцом, своим биологическим отцом и своим Небесным Отцом».

Дженнифер объясняет: «Мы были партнерами Миссии Кеннета Коупленда всего несколько лет, но я жила в постоянном потоке Божьего благословения большую часть своей жизни благодаря тому, что мои родители были партнерами Миссии. Именно через Миссию Кеннета Коупленда в мое сердце была посеяна вера в юном возрасте. Если бы я не слушала их учение, сегодня я была бы вдовой.

Каждый раз, когда я смотрю на своего мужа, меня переполняет Божья благость. Мы были лучшими друзьями на протяжении двадцати восьми лет, и я очень благодарна Богу за то, что он мой муж. Он замечательный муж и отец. Он духовный лидер в нашей семье, и я его очень уважаю.

Одно, что, как я надеюсь, люди извлекут из нашей истории – это то, что вы не можете опуститься слишком низко, чтобы Бог не достиг вас. Никогда не сдавайтесь».