Наш сын был спасен!

Наш сын был спасен!

В 13:30

4 января 2016 года Шон и Тереза Хардести шли по территории гостиницы на Гавайях.

Они с радостью наблюдали за тем, как их девятилетняя дочь Криста, восьмилетняя Кейт, семилетняя Джулия, шестилетняя Джена и маленький четырехлетний Патрик обрадовались, увидев картонные фигуры своих любимых персонажей из мультиков. С широко раскрытыми полными восторга глазами дети хлопали в ладоши и наслаждались увиденным.

«Давайте поплаваем!» – попросил кто-то из них.

«Да, я хочу плавать!» – повторил следующий ребенок.

«Я тоже!» – сказал Патрик, подпрыгивая.

Зайдя в свою комнату, Тереза открыла чемодан и вытащила из него купальные принадлежности детей, которые она этим утром приготовила перед вылетом из Сакраменто, в Калифорнии. Патрик крутился в то время, как его мама пыталась надеть на него плавки. Тереза решила также кроме плавок надеть на него голубую рубашку.

Пять маленьких замечательных детей наполняли сердце Терезы восторгом, поэтому каждое утро они с Шоном молились и провозглашали защиту крови Иисуса на каждом из них. Каждый вечер, когда они молились с детьми, они всегда благодарили Бога за то, что ангелы Божьи окружают их.

Тереза была очень рада находиться на отдыхе вместе с детьми. Это был не просто отпуск, это было целое семейное событие. Ее родители, Билл и Синди Краузе, были пасторами церкви в Сакраменто. Все их пятеро детей вступили в брак, и у них родились двадцать двое внуков и внучек. Они жили в разных штатах и виделись друг с другом не так часто, как хотели бы. Каждый год на Рождество они покупали подарки для всех тридцати четырех членов своей семьи. Однако на Рождество в 2015 году они решили забыть о подарках. Вместо этого они собрали деньги для того, чтобы встретиться на Гавайях и провести время вместе.

На улице было много родственников. Каждый из детей Шона и Терезы был окружен своими двоюродными братьями, сестрами, тетями и дядями. Тереза не отпускала далеко от себя только Патрика, самого младшего. Когда он начал играть в воде, Тереза села возле одной из своих родственниц и начала с ней общаться.

Шон присоединился к другим членам семьи в ресторане.

Некоторые из них решили заняться подводным плаваньем.

 

14:00: на берегу

Билл Краузе, патриарх всего этого клана, находился в другом месте. Господь сказал ему уединиться и молиться в духе. И хотя он хотел увидеть всех своих детей и внуков, он не мог не послушаться Господа.

 

15:00: в горячей ванне

Медсестра из палаты реанимации в отделении педиатрии из Хьюстона посмотрела на свои часы. У нее оставалось два часа до отъезда домой. Разговаривая со своими детьми, она зашла вместе с ними в бассейн с подогретой водой.

Когда Патрику нужно было сполоснуться в душе, Тереза сняла с него круг для плаванья. Повернувшись к одному из своих старших племянников, она сказала: «Отведи, пожалуйста, Патрика в душевую».

«Без проблем! Пойдем, дружище!»

 

Примерно 15:20: детский бассейн

Когда они вернулись, Патрик захотел поиграть в детском бассейне, который был совсем неглубоким. Там ему не нужен был круг, поддерживающий его в воде. Никто не успел заметить, как он отошел.

Немного позже медсестра в бассейне с подогретой водой закрыла глаза, наслаждаясь солнцем и теплой водой. Ее дочь поднялась и указала на «ленивую реку». «Мама, я думаю, что ты нужна этому маленькому мальчику!» – сказала она.

 

Приблизительно 15:40

Две племянницы Терезы остановились возле нее и сказали: «Маленький мальчик утонул в “ленивой реке”».

«Что?»

«Да, он очень похож на Патрика, но волосы у него другого цвета».

«А где же Патрик?» – спросила она, глядя на детский бассейн.

Его там не было.

Тереза поспешила к Шону. «Ты не видел Патрика?»

«Нет», – ответил Шон, поднимаясь.

Вместе они стали искать своего сына.

Увидев их беспокойство, к ним подошел сотрудник гостиницы.

«Есть проблема?»

«Мы ищем нашего сына».

«Сколько ему лет и во что он одет?»

«Ему четыре года», – объяснила Тереза, описывая, во что был одет Патрик.

Сотрудник гостиницы связался по внутренней связи с другими сотрудниками, и к нему подошла женщина, которая также работала в гостинице. Она держала детскую рубашку, которая была порезана ножницами.

Голубую рубашку.

Рубашку Патрика.

 

Смерть сделала свой ход

«Это рубашка моего сына!»

«Идите с нами».

«С ним все в порядке?»

«Произошел несчастный случай, его забрали в больницу».

Шон все это слышал. Он продолжал идти и провозглашать Слово Божье.

Он сказал: «Патрик будет жить и не умрет. Он будет возвещать дела Господни. Мы люди, которые отдают десятину. Пожирающему запрещено в нашей жизни».

Плачущая Тереза попыталась позвонить своему отцу, Билли Краузе, который был пастором церкви в Сакраменто.

Его телефон не отвечал.

Шон продолжал провозглашать Слово Божье. Он не остановился, не запнулся.

Терезе вдруг вспомнилась одна песня.

Она помолилась: «Господь, я хочу сказать прямо сейчас: я всегда буду любить Тебя и служить Тебе».

Она еще раз набрала номер своего отца. На этот раз он ответил.

«Папа, Патрик утонул».

 

16:00 по гавайскому времени – 19:00 по местному времени в Калифорнии

В церкви Билла Краузе в Сакраменто собрался для репетиции хор. Он позвонил им и попросил молиться. Они два часа молились и ходатайствовали за Патрика.

 

Самая длинная дистанция

Женщина, которая вела Шона и Терезу, сказала: «Вы только посмотрите, скорая помощь еще не уехала».

Взглянув вперед, Шон увидел машину скорой помощи, он продолжал провозглашать Слово Божье. Казалось, что расстояние до машины увеличилось. Они когда-нибудь дойдут до нее?

Подойдя к машине, они услышали то, что почти заставило их встать на колени.

Плач. Патрик плакал.

Он был жив!

Тереза вспоминает: «Мы подошли к машине и услышали плач Патрика. Это был самый славный звук, который мы когда-либо слышали. На него только надели кислородную маску. Его глаза были остекленевшими, и он ни на кого не реагировал. Он не знал, что мы были рядом.

Медики собирались отвезти его в ближайшую больницу, но там не было педиатра и они не лечили детей. Это была ближайшая больница, и они хотели, чтобы мальчика там осмотрели и подготовили, прежде чем его перевезут в детскую больницу. Только один из нас мог ехать в машине скорой помощи, поэтому поехала я. Мне пришлось сесть на место возле водителя, поэтому я не могла видеть Патрика. Я могла слышать его, и я знала, что он мог слышать меня. Я разговаривала с ним, говорила ему о том, что мы с Иисусом рядом и что с ним все будет хорошо. Шон и папа следовали за нами в машине, которую предоставила гостиница».

В этой машине Билл Краузе повернулся к Шону.

«Сынок, что произошло?»

Шон рассказал ему то, что знал.

До конца поездки они оба молились иными языками.

Во время осмотра в больнице врачи обратили внимание на то, что глаза Патрика были открыты, но он находился в полубессознательном состоянии. Он все еще не говорил и не реагировал на голосовые команды. Врач спросил: «Ты можешь мне сказать свое имя? Как тебя зовут?»

В ответ ничего.

Когда Шон и Билл приехали, Тереза знала, что в палату пустят только двух человек. Она сказала врачу: «Я выйду отсюда. Мой муж и папа также приехали. Шон – глава нашей семьи. Мой папа также наш пастор. Ему нужно здесь быть».

Когда она вышла, Шон и Билл возложили руки на Патрика и помолились. Врачи хотели знать в каком состоянии находится Патрик. Был ли он в ясном сознании?

Казалось, что не был.

Врач вышел из палаты.

Билл обратил внимание на то, что Патрик трогал распорку, на которой лежала его шея.

Он сказал: «Патрик, если ты хочешь, чтобы убрали эту распорку, ты должен назвать свое имя».

«Меня зовут Патрик Хардести!»

«Замечательно, – сказал Билл и погладил своего внука по голове, – но ты должен сказать это еще раз, когда вернется врач».

Медицинские работники проверили уровень кислорода в крови Патрика и послушали звуки воды, доносившиеся из его легких.

Спустя десять минут врач вернулся. Когда дедушка попросил еще раз, Патрик сказал: «Меня зовут Патрик Хардести!»

Распорка на шее была убрана.

 

Примерно 20:00

Через три часа Патрик был в достаточно стабильном состоянии, чтобы его можно было перевезти в детскую больницу. Шон поехал с ним. Тереза вернулась в гостиницу, для того чтобы заботиться о своих четырех дочерях, которые не знали о том, что произошло с их братом.

Шон рассказывает: «В детской больнице мне сказали, что им нужно продержать Патрика под наблюдением в течение двадцати четырех часов. Они хотели посмотреть, есть ли у него проблемы с дыханием и симптомы того, что называется сухим погружением. Это ситуация, в которой детские голосовые связки могут сжаться и закрыться из-за воды, которая находится в легких.

Врачи были удивлены, что у Патрика не было переломов ребер или ушибов после того, как его вернули к жизни путем прямого массажа сердца. Обычно в таких случаях это происходит у маленьких детей. Тот, кто делал массаж сердца, хорошо знал свою работу.

Я лег в кровать к Патрику и обнял его. У меня было большое чувство мира и покоя. Я знал, что все будет хорошо. Мы поспали несколько часов. На следующее утро, хотя еще не прошло двадцати четырех часов, Патрик чувствовал себя так хорошо, что его выписали из больницы. Все симптомы последствия пребывания под водой ушли. Нам посоветовали расслабиться и наслаждаться отпуском».

Когда его попросили рассказать, что произошло, Патрик сказал, что помнит только, как он лежал лицом вниз на дне бассейна и не мог дышать. Он рассказал своим родителям о двух огромных женщинах, которые подняли его со дна бассейна. Они перевернули его лицом вверх и подняли над водой.

Он сказал: «Ах да, у них еще были крылья».

 

Все части мозаики соединились

В то же утро Тереза получила на телефон сообщение от женщины, которую она не знала. Она попросила, чтобы Тереза перезвонила ей и рассказала о Патрике.

Что это было?

Когда Тереза перезвонила, она узнала о том, что та женщина была медсестрой из реанимации в отделении педиатрии в Хьюстоне. Она была в бассейне с подогретой водой, когда ее дочь увидела, что Патрик плавает на поверхности воды в другом бассейне. Указав на Патрика, дочка сказала: «Мама, я думаю, что этот маленький мальчик нуждается в тебе!»

Подбежав к Патрику, женщина сразу же начала делать массаж сердца.

Не удивительно, что у него не было переломанных ребер или ушибов.

Медсестра из реанимации отделения педиатрии была самым квалифицированным человеком на земле, который мог реанимировать ребенка.

Шон и Тереза вместе разложили поминутно все происходившее. За час до того, как Патрик утонул, Бог сказал Биллу Краузе уединиться и молиться в Духе Святом. После того как Патрик утонул в бассейне, две огромные женщины с крыльями подняли безжизненное тело Патрика со дна бассейна и положили его на воду лицом вверх. Затем маленькая девочка послала свою мать, которая была медсестрой из реанимации педиатрического отделения, провести реанимационные мероприятия. Церковный хор именно в это время собрался для того, чтобы репетировать в церкви, и после звонка своего пастора начал молиться и ходатайствовать за Патрика.

Каждая деталь спасения и реанимации Патрика была скоординирована Богом. С благодарным сердцем вся семья прославила Бога и отпраздновала это событие вместе под теплым Гавайским солнцем.

 

Время распрощаться с мучениями

Тереза говорит: «Когда мы вернулись домой, я знала, что не нужно прислушиваться к своим страхам, но я была просто мучима страхом. Я постоянно следила за Патриком. Я просыпалась посреди ночи, чтобы удостовериться в том, что он дышит. Казалось, что я просто не могу отбросить от себя этот страх.

25 февраля Джесси Дуплентис приехал служить в нашей церкви. Перед служением он сидел в кабинете и разговаривал с моими родителями. Они рассказали ему о том, что произошло с Патриком. Во время служения Джесси попросил Шона и меня выйти вперед. Он подошел ко мне и сказал: “Вы больше никогда не столкнетесь с чем-то подобным в жизни этого мальчика. Вам нечего бояться”.

Затем он попросил, чтобы к нему привели Патрика. Когда Джесси молился за него, он сказал: “То помазание, которое сейчас пребывает на мне, пребывает и на нем. Этот мальчик совершит что-то великое”. Дальше он сказал, что Господь показал ему, что Патрик вернулся назад, потому что использовал свою власть. Он сказал: “Я хочу видеть мою маму!” Его власть верующего остановила смерть».

За неделю до Пасхи Патрик сидел перед учителем, который рассказывал об Иисусе и показал, как Он примерно выглядит.

Патрик воскликнул: «Я знаю Его! Когда я умер и попал на небеса, Он показал мне отверстия в Своих руках. Сквозь них можно было видеть свет. Он сказал мне, что все будет хорошо».

Учитель позвонил Терезе.

«Вы не говорили мне о том, что Патрик был на небесах и видел Иисуса!»

«О чем это вы говорите?»

В тот вечер Шон и Тереза решили расспросить у Патрика о небесах.

«Сынок, почему ты не сказал нам, что ты был на небесах?»

«Я не знаю».

«А ты хочешь рассказать нам об этом путешествии на небеса?»

«Нет, это то, о чем я не хочу говорить».

Прошли месяцы, и время от времени Патрик упоминал о своем посещении небес. Его семья решила не оказывать на него давление и не спрашивать у него об этом.

Билл и Синди Краузе по-прежнему любят собираться вместе со своими детьми и внуками. Когда они собираются, они всегда молятся, воздают Богу хвалу и благодарение за то, что Патрик вместе с ними.

Тереза вспоминает: «Мы росли, познавая Слово Божье через служение Миссии Кеннета Коупленда. Слово Божье является основанием нашей жизни, и во многом это благодаря нашему партнерству с Миссией. Сейчас наши дети учатся тому же. В то время, когда Миссия Кеннета Коупленда запустила новый канал вещания, наш третий ребенок, Джулия, была крещена в Духе Святом и начала говорить иными языками».

Сегодня Патрику Хардести шесть лет, это светловолосый голубоглазый мальчик, и он мыслитель. То, что враг планировал во зло, Бог обратил в добро.

Это мальчик, которому предназначено сделать что-то великое.

Но не только ему одному. Все тридцать четыре члена семьи Краузе и все члены церкви в Сакраменто потрясают врата ада с еще большей верой и рвением. Они освобождают пленных, и ад дрожит!