Дело его Отца


Print Friendly Version of this pageПечать PDF версия страницыPDF
Дело его Отца

Шестилетний Джесси Дуплентис был очень сосредоточен на своем деле в тот день, когда папа показал ему три аккорда на своей старой гитаре. Джесси крепко сжал губы, пытаясь растянуть пальцы по струнам. Его родители, Пол и Вельма, считали, что гитара была лишь детским увлечением их сына.

Но Джесси считал иначе. Гитара была его спасением.

Он знал это так же ясно, как и то, что его звали Джесси Дуплентис. Он знал это так же хорошо, как и каждый уголок дома, который его семья арендовала последние шесть лет его жизни. Он был так же уверен в этом, как и в том, что искать работу на нефтяных скважинах по всему штату Луизиана не было тем занятием, которое ему нравилось в жизни.

Он не стыдился такой работы или бедности. Он просто хотел выбраться из нее.

Его папа подарил ему такую возможность в виде гитары.

Jesse Duplantis young

У большинства шестилетних детей нет понимания того, что они ответственны за свой успех в жизни. Но Джесси Дуплентис не был таким, как большинство шестилетних мальчиков. Он практиковался в игре на гитаре до тех пор, пока не стирал до крови пальцы. В то время как другие дети играли, Джесси репетировал. Он репетировал в своем доме, пока шум его гитары и трубы его брата не заставил их мать отправить их на улицу. Он репетировал на крылечке. И когда другие дети играли на поле недалеко от дома, Джесси играл на гитаре.

Джесси начал с трех аккордов, которые ему показал его отец, и вскоре уже сам создавал музыку.

Музыка была делом

Джесси всегда хотел добиться успеха, но он был удивлен тем, что люди, проходя мимо и слушая, как он играет, начали бросать ему 25-центовые монеты. На улицах Нового Орлеана, известного множеством музыкантов, Джесси выглядел очень непривычно. Он был невысоким для своего возраста, он не выглядел достаточно большим, чтобы держать гитару, а уж тем более играть на ней. Звук падающих рядом на асфальт монет был для него самой большой мотивацией. Вскоре он начал чаще уходить из дома, чтобы играть на улицах.

Музыка не была для Джесси его хобби. Она стала его делом.

К десяти годам Джесси уже был больше, чем просто приятный ребенок, играющий на гитаре. Музыка, которая доносилась с того места, где он играл, была хорошей. Люди уже больше не улыбались, бросая мелочь. Они останавливались, слушали и платили деньги за исполнение.

Когда папа попросил Джесси сыграть на гитаре в церкви, его ответ был простым и конкретным: «Сколько они заплатят?» Джесси думал только о своем деле, его совершенно не интересовал Бог.

Родители на протяжении многих лет чуть ли не силком приводили его в католическую церковь на служения. Затем они пережили личную встречу с Иисусом и присоединились к Первой Баптистской Церкви. Вскоре после этого отец Джесси пережил крещение в Духе Святом и присоединился к пятидесятнической церкви. Джесси посещал все служения, потому что на этом настаивали его родители, но он так и не стал частью церкви.

Церковь и люди в церкви вызывали у Джесси отвращение. Они проповедовали любовь, но клеветали друг на друга. Они проповедовали терпимость, но не позволяли темнокожим находиться рядом с ними. Джесси считал их больными бедными людьми, наполненными горечью.

Из всех церквей, в которых Джесси побывал, он больше всего уважал католическую церковь. Он не мог вспомнить, чтобы хоть раз видел раскол в католической церкви. Но каждую неделю он приходил на исповедь и врал, как собака, чтобы избежать наказания.

Наркотики и выпивка

У него была причина лгать. К одиннадцати годам Джесси уже регулярно употреблял алкогольные напитки. Он начал с пива, затем перешел к виски и остановился на водке, потому что родители не могли уловить ее запах. К четырнадцати годам он уже стал профессиональным музыкантом в полном смысле этого слова. Его жизнь протекала в ночных клубах и в стрип-барах, где он познакомился с представителями организованной преступности и развлекал их в клубах и на их яхтах.

В школу он приносил с собой термос, наполненный джином, который пил целый день, а также принимал таблетки, чтобы не уснуть. Джесси начал употреблять марихуану, затем все более и более сильные наркотики.

В то время, когда его папа приносил домой сто долларов в неделю, Джесси зарабатывал сорок тысяч долларов за год наличными.

Джесси Дуплентис знал, что он добился успеха. Но также знал и то, что стал алкоголиком.

Он так усердно старался выбраться из нищеты и достичь успеха. Но этот успех в буквальном смысле уничтожал его.

Джесси вспоминает: «В девятом классе я записался на прослушивание, чтобы стать частью хора. Когда директор хора услышала, как я играю на гитаре, она подумала, что я знаю ноты, но я их не знал. Я играл ноты не на бумаге, я играл их в своей голове. Если я слышал песню, я мог сыграть ее. Она показала мне на пианино несколько нот. К концу дня я понял, как строятся аккорды. Через шесть месяцев я уже играл на пианино в барах.

Когда у нас с друзьями заканчивались деньги, я находил бар, где можно было играть на пианино. Я мог заработать двести пятьдесят долларов за час или два. Деньги я зарабатывал благодаря тому, что у меня был большой репертуар разных песен».

Джесси знал более трех тысяч песен.

Джесси вспоминает: «Мои родители всегда говорили мне, что мои музыкальные способности – это дар Божий. Я отвергал такое представление. С моей точки зрения, это были мои способности, мой усердный труд и мой успех». Миссис Хабли, директор хора, также научила Джесси петь. Когда он хорошо справился с исполнением соло во время концерта, директор попросила его сыграть на гитаре.

Позже человек, присутствовавший в зале, поговорил с директором и предложил заплатить за обучение Джесси в престижной музыкальной школе в Нью-Йорке. Идея выучиться и стать серьезным музыкантом была привлекательной для Джесси. Но деньги, которые он мог заработать, играя рок-музыку, привлекали его еще больше. Он отказался от этого предложения.

После окончания школы Джесси еще больше времени проводил, играя в ночных клубах и танцевальных залах. Джесси и его друг приняли участие в конкурсе талантов, где главным призом была возможность участвовать в концерте с известной в то время певицей. Они выступили дуэтом – и победили.

В следующем году они должны были принять участие в ее шоу. А пока Джесси продолжал играть по вечерам в клубах, а днем работал спасателем на пляже.

Также у него было много времени для девушек.

Будущая невеста

Однажды возле бассейна друг Джесси по имени Мэт сказал ему: «Я хочу познакомить тебя с одной девушкой, она мне очень нравится. Сейчас она находится в раздевалке со своими четырьмя сестрами. Я укажу на нее, когда она выйдет оттуда».

Через несколько минут сестры Карэрэ вышли из раздевалки, и Мэт указал на третью сестру – он сказал: «Вот она! Ее зовут Кэти. Что ты думаешь?»

Джесси ответил: «Она слишком худенькая».

Джесси больше понравилась другая сестра Кэти по имени Дебора, и он назначил ей свидание. Они время от времени встречались, но однажды Дебора сказала, что у нее завязались отношения с другим парнем.

Когда она сказала Джесси об этом по телефону, тот ответил: «Все нормально, кто из твоих сестер свободен?»

Дебора ответила: «Кэти».

«Позови ее!»

Джесси вспоминает: «Кэти исполнилось шестнадцать лет, когда я впервые пригласил ее на свидание. Обычно я старался не показывать своих девушек моей матери, потому что она называла их либо Иезавелью, либо Далидой. Однажды мы с Кэти отправились на свидание, и я обнаружил, что забыл дома деньги. Вернувшись домой я представил Кэти своей матери. Мама никак ее не назвала, но она привела меня в ярость.

«Это она!» – сказала мать Джесси.

«Что ты имеешь в виду, мама?»

«Ты женишься именно на ней!»

«Я не собираюсь жениться на ней, мама! Я просто встречаюсь с ней!»

«Я точно услышала от Бога!»

«Можешь хоть сюда не приплетать Бога?»

Но его мать была непреклонна.

Джесси был двадцать один год, а Кэти семнадцать, когда они вступили в брак в 1970 году. Через три дня после свадьбы они переехали в Даллас. Мать Кэти, которой очень не нравился Джесси, провожала свою дочку. На прощание она сказала: «Дорогая, просто запомни – ты всегда можешь оставить этот мусор».

Джесси говорит: «В те дни между мною и матерью Кэти были очень плохие отношения. Ни она, ни я не знали Господа, и у нас были разные взгляды на все. Единственное, что для нее могло бы стать сюрпризом, было то, что я был согласен с ней в той оценке, которую она дала мне, потому что я знал разницу между Кэти и собой.

В моих глазах Кэти была чистой, а я был мусором. У меня не было никаких иллюзий в отношении себя. Кэти была для меня, как фарфоровая кукла – прекрасная и хорошая. Я нуждался в ней, потому что она была полной противоположностью того, кем я стал», – вспоминает Джесси.

JD_wedding

«Я пытался жить двойной жизнью. У меня была моя профессиональная жизнь, которая включала в себя наркотики и алкоголь. Но я пытался защитить Кэти от этой части моей жизни. Она не знала, что я был алкоголиком или что я употреблял наркотики, когда мы поженились, но ей не понадобилось много времени, чтобы понять, что на самом деле все обстоит иначе, чем ей казалось, ведь я каждый день выпивал много виски».

Несмотря на это, сценический псевдоним Джесси – Джерри Джексон – стал все чаще появляться на афишах. Агентство «Вильям Моррисон» продвигало его участие в разных шоу по всей стране. Доход Джерри вырос с тысячи трехсот до тринадцати тысяч долларов в неделю.

Изменение по дороге

По мнению Джесси, у него было все, что он хотел. Но затем произошло то, что изменило его жизнь навсегда. 25 октября 1971 года у него родилась дочь, которую назвали Джоди. Глядя на свою замечательную малышку, Джесси Дуплентис, человек, который всегда спокойно чувствовал себя перед многочисленной аудиторией, внезапно ощутил себя беспомощным.

Джесси подумал: «Это самое лучшее, что я когда-либо делал в своей жизни».

Кэти вспоминает: «Я не могла понять, почему Джесси так настойчиво требовал, чтобы мы посвятили Джоди Богу. Богу не было места в нашей жизни, к тому же, я никогда не собиралась проводить эту церемонию посвящения ребенка. Мы выросли в католической церкви, и мы крестили младенцев, но Джесси настаивал на том, чтобы мы посвятили ее Богу.

Прошли годы, прежде чем я поняла, что в то время Джесси понимал, что он идет к верной смерти. Осознавая, что его, возможно, скоро не будет рядом, он хотел найти какой-то способ дать Джоди шанс в этой жизни».

Спустя полтора года в Миннеаполисе, пока Джесси выступал, Кэти смотрела телевизор в гостиничном номере и, переключая каналы, наткнулась на человека по имени Билли Грэм. Слова, которые он сказал о Боге, Который возлюбил этот мир так сильно, что отдал Своего Сына, пронзили ее сердце. В конце служения Кэти склонила голову и пригласила Иисуса в свое сердце.

Кэти вспоминает: «Я была очень смелой, когда говорила о Господе. Я постоянно говорила Джесси о Боге, но его это не интересовало. Я свидетельствовала всем музыкантам, которые входили в его группу.

Я знала, что с каждым днем Джесси принимает все больше наркотиков. Даже будучи верующей такое короткое время, я понимала, что единственной надеждой для него был Иисус. В течение следующих полутора лет я ежедневно молилась о спасении Джесси».

4 сентября 1974 года Джесси готовился к выступлению в Бостоне. Пока он одевался, Кэти включила телевизор и смотрела трансляцию служения Билли Грэма.

Кэти спросила: «Почему бы тебе не посмотреть его программу?»

BillyGramm

Джесси ответил: «Я не хочу слушать Билли Грэма!»

Тогда Дух Святой сказал через Кэти одну вещь, которая гарантированно привлекла внимание Джесси.

Она сказала: «А ведь он собирает гораздо больше людей, чем ты».

Джесси остановился и начал смотреть телевизор.

Когда камера показывала аудиторию, Кэти сказал: «Посмотри на это. Ты не сможешь собрать полный стадион».

Джесси сел, чтобы послушать, что такого мог сказать человек о Боге, чтобы люди наполнили стадион и слушали это. Послание, которое он услышал, пронзило его критицизм по отношению к церквям. Оно пронзило деноминационные различия. Для Джесси все стало понятно… Иисус… И вечность.

Впервые в жизни Джесси понял, что ему не нужно было быть достаточно хорошим для Бога. Таковым уже стал Иисус.

Новое творение

Джесси закрылся в туалете и со слезами на глазах принял свое спасение. Через несколько мгновений он вышел из туалета новым творением.

Кэти вспоминает: «Изменение в Джесси было настолько явным, что, когда он приехал в тот вечер на шоу, барабанщик спросил у него, что с ним произошло. До спасения Джесси ругался просто мастерски. Но когда он родился свыше, он перестал использовать эти слова. Он больше ни разу не выпил. Он больше ни разу не принимал наркотики.

Все это было частью того старого человека, которого больше просто не существовало.

На следующее утро он проснулся и первое, что он сделал, нашел церковь в Бостоне. Он только что подписал контракт на восемьдесят тысяч долларов, и, хотя он ничего не знал о десятине, в то утро он отдал церкви восемь тысяч долларов просто потому, что любил Бога. С этого дня и далее, независимо от того, где мы были, наша семья посещала церкви везде, где двери были открыты».

Кэти вспоминает: «Бог никогда не говорил Джесси уходить из музыкального бизнеса. Но через три недели после того, как он отдал свое сердце Иисусу, Господь задал ему вопрос.

“Джесси, ты любишь музыку больше, чем Меня?”»

Этот вопрос на протяжении многих дней не давал Джесси покоя. Наконец он нашел ответ.

Джесси сказал: «Господь, я люблю Тебя больше, чем музыкальный бизнес».

«В тот день Джесси сказал своим музыкантам, что он прекращает выступления, – говорит Кэти. – Он согласился отработать свои выступления по контракту, прежде чем закончить свою музыкальную карьеру. Когда он ушел из шоу-бизнеса, он продал все свои инструменты. Он не хотел, чтобы они отвлекали его от Бога.

Мы вернулись в Новый Орлеан, и Джесси нашел работу в одной из местных компаний. Совсем недавно он зарабатывал тринадцать тысяч долларов в неделю, а сейчас работал за доллар и семьдесят пять центов в час, потому что он не хотел любить что-то больше, чем он любил Иисуса».

Через два года Джесси перешел на работу в нефтяной компании. В это же время он рассказывал свое свидетельство в разных церквях.

Джесси проповедник

В 1976 году Джесси проповедовал свою первую проповедь. Он проповедовал о том, как Лазарь вышел из могилы. Он говорил о том, что люди похожи на Лазаря, который был связан религиозными традициями. Когда Джесси говорил, в зале то тут, то там можно было услышать смех. Джесси подумал: «Наверное, они не понимают, о чем я говорю», и начал проповедовать еще усерднее.

Наконец вся аудитория взорвалась смехом.

Джесси вспоминает: «Я был в ярости. Я даже не помню, чтобы я в своей жизни когда-нибудь так сильно был разозлен. И в этот момент я посмотрел на Кэти, ища поддержку хотя бы у нее, а она смеялась! Когда мы в тот вечер сели в машину, я обрушился на нее».

Она сказала: «Но, Джесси, это же было смешно».

«Я не смешной человек! Я говорил серьезно!»

Он действительно говорил серьезно. Но все равно, когда Джесси начинал проповедовать, люди смеялись.

Джесси говорит: «Наконец я начал понимать, что юмор был даром Божьим так же, как я мог услышать песню и сыграть ее. Но я не могу заставить себя быть смешным. Это происходит только тогда, когда я проповедую Евангелие. Бог делает это несмотря на меня. Сам по себе я не смешной человек».

Когда Джесси принял призыв к служению на полное время в 1978 году, он сделал посвящение никогда не просить у людей возможности проповедовать у них. В первый же год своего служения он проповедовал каждый день на протяжении пятидесяти одной недели. С тех пор он получил тысячи приглашений проповедовать.

Джесси говорит: «Я ничего не знал о послании веры, когда только начал проповедовать. Я просто проповедовал Библию. Однажды в 1978 году я включил радио и впервые услышал такие слова: «Здравствуйте, я Кеннет Коупленд». Мне очень понравилось то, что он говорил.

В 1980 году Господь дал мне видение и сказал, что я буду проповедовать с Кеннетом Коуплендом и Джерри Савеллом. Я никогда не пытался сам осуществить это. Фактически через некоторое время я забыл об этом. Однажды Джимми Хестер попросил меня проповедовать на Мотоциклетном Ралли Байкеров Полного Евангелия. Кеннет и Джерри тоже были там. Мы находились вместе на сцене, когда Джимми проповедовал. Я стоял между Кеннетом и Джерри. Каждый из них держал меня за руку.

Господь обратился ко мне и сказал: “Я же сказал тебе, что ты будешь проповедовать с этими двумя людьми”. Во время собрания Кеннет попросил меня помолиться о том, чтобы проповедовать на его конференциях. С тех пор мы вместе.

Кеннет Коупленд, Джесси Дуплентис, Джерри Савелл

Господь соединил их со мной в сердце и по жизни. Я нуждался не только в пророке Божьем, который мог говорить в мою жизнь, и учителе, который мог бы учить меня, я также нуждался в друге. Бог дал мне настоящего друга в лице Кеннета Коупленда. Эта дружба очень ценна для меня, потому что он принимает меня таким, каким я есть».

Хотя в жизни Джесси Дуплентиса или его служении нет ничего обычного, самое необычное событие очень легко определить. Оно произошло в 1988 году в номере 105 одной из гостиниц в штате Арканзас. Джесси был взят на небеса и пробыл там пять часов.

Во время своего чудесного визита на небо он разговаривал с Авраамом. Он встретил царя Давида и апостола Павла. Он разговаривал с Ионой. Но целью этого путешествия была божественная встреча возле престола Божьего. Там он встретился с Иисусом, Который сказал ему передать послание для Церкви.

«Джесси, скажи Моим людям, что Я скоро приду».

Джесси ответил: «Господь, они знают это».

Голос Иисуса стал твердым, когда Он сказал: «Нет, они не знают. Иди и скажи им, что Я скоро приду».

После этого Джесси делал все, что он знал, для того чтобы исполнить заповедь Иисуса. Он распространяет это послание по всему миру.

Некоторые люди считают, что ему нужно почаще и побольше отдыхать. Это трудно для Джесси, потому что сейчас, как и в самом начале, он думает только о деле.

Но это уже больше не просто его дело. Это дело его Отца. И это самое важное дело.